Топ-5 самых удачных политических решений 2017 года

Политика 52
2017 год был полон политических ожиданий, не все из которых реализовались. Тем не менее, ряд политиков проявили твердость в своих планах и волю к их реализации. «Газета.Ru» вспомнила самые сильные решения политических лидеров уходящего года.

Путин отставил «Единую Россию»

Президент России Владимир Путин практически до последнего держал интригу относительно своего участия в выборах главы государства 2018 года. О решении выставить свою кандидатуру он объявил 6 декабря во время встречи с работниками ГАЗа. Однако в каком формате он будет принимать участие в выборах — как кандидат от правящей партии или самовыдвиженцем — стало известно неделей позже.

«Это будет самовыдвижение», — заявил президент во время Большой пресс-конференции 14 декабря.

Решение Путина не выдвигаться от партии «Единая Россия», хотя такой вариант и рассматривался экспертами, ему на руку. Таким образом, он фактически убил двух зайцев. С одной стороны, существенно расширил собственный электорат, потому что не все, кто готов голосовать за Путина, поддерживает на парламентских выборах «Единую Россию». С другой, создание инициативной группы продемонстрировало, что действующий президент опирается, прежде всего, не на партийные структуры, а на все слои населения.

Вместе с тем есть и определенные негативные последствия такого шага, правда, не для самого Путина, а для «Единой России». Решение главы государства в некотором смысле можно считать признанием осаждавшегося экспертами падения популярности ЕР среди населения — да и среди элит организация уже давно не пользуется тем же авторитетом, что в первые годы своего существования.

Трамп решил за Иерусалим

Глава Белого дома Дональд Трамп 6 декабря объявил о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, фактически признав последний столицей еврейского государства. Решение, изначально спорное и конфликтогенное, вызвало резкую критику в адрес Вашингтона не только со стороны арабских государств, но даже и со стороны давних партнеров США в Европе.

Однако с учетом того, что посольство США переедет в Иерусалим не сегодня и не завтра, можно утверждать, что заявление Трампа носит скорее политический характер с целью продемонстрировать поддержку правительству Израиля. Особенно это было актуально на фоне довольно невнятной политики его предшественника Барака Обамы по отношению к этой стране. Вообще «делать не так, как Обама» для Трампа, кажется, становится своеобразным политическим стилем.

Однако если позиция Обамы была, скорее, вызвана желанием — с разной степенью эффективности — сбалансировать позиции США на Ближнем Востоке, то Трамп не боится вступать во фронды со вчерашними союзниками — особенно с нефтеносными суннитскими монархиями. Более того, США пообещали списочно запомнить страны, которые на заседании Генассамблеи ООН проголосуют за резолюцию, осуждающую решение Вашингтона, а после — сократить финансовую поддержку этих государств.

Что ж, список, если и будет создан, получится довольно объемным. На заседании ГА ООН 21 декабря 128 стран осудили Трампа за решение по статусу Иерусалима.

Оплот разбили, войска вывели

Пожалуй, формулировка «последний оплот „Исламского государства“ (запрещена в России) вот-вот падет» встречалась в 2017 году достаточно часто. Но к концу года, видимо, это стало явью, хотя бы потому, что Москва и Вашингтон стали спорить друг с другом, кто же на самом деле разбил ИГ.

Вместе с тем фактом остается то, что российские ВКС, которые с 2015 года боролись в Сирии с террористами, в 2017 году действительно часто отчитывались об успехах в своей работе. Во многом этому способствовало создание зон деэскалации, о которых сторонам удалось договориться в ходе астанинских переговоров.

11 декабря Владимир Путин впервые посетил Сирию, побывал на авиабазе «Хмеймим» и поздравил российских офицером с успешным выполнением своих боевых задач. Таким образом, президент РФ заявил о завершение операции в Сирии и начале вывода войск из этой страны. И хотя избирательная кампания еще не началась, можно говорить данное решение станет хорошим фундаментом для ее начала в будущем, ведь Путин продемонстрировал, что при его управлении прошла эффективная модернизация Российской армии, которая способна в достаточно сжатые сроки выполнять сложные и масштабные боевые задачи.

«Совместное процветание» по-китайски

Китай больше не рассчитывает на широкое партнерство с США — особенно после решения Дональда Трампа выйти из Транстихоокеанского партнерства в начале 2017 года. КНР, конечно, и раньше вполне уверенно чувствовала себя в качестве лидера Азиатского региона, однако в уходящем году интересы Пекина стали простираться не только за его пределы, но и вовнутрь самой страны. Об этом свидетельствуют два приоритета, выделенные китайским руководством после XIX съезда КПК, — экономика и внешняя политика.

Си Цзиньпин переходит от экстенсивной модели экономического развития к интенсивной, то есть смещение фокуса внимания с высоких темпов экономического роста к повышению качества. Пекин чутко чувствует, что экономический рост замедляется, а, значит, обеспечить свои стратегические интересы только за счет высоких темпов роста больше не получается, поэтому КНР пытается оперативно реагировать на внутренние вызовы.

Также быстро Китай корректирует свою политику и по отношению к внешним вызовам. В отличие от резких реакций США, Пекин очень сдержанно отвечает на выход Вашингтона из ТТП. Более того, повышается интенсивность работы китайской дипломатии, которая выражается в продвижении идеи многополярного мира, «совместного процветания». Активен Китай и во внешних инвестициях — торгово-экономические «поясы» и «пути» все сильней привязывают различные регионы мира к Китаю.

Эрдоган решил стать суперпрезидентом

Идея укрепить свое положение в политической системе Турции Реджепу Тайипу Эрдогане пришла гораздо раньше, однако фактически приступил к ее реализации президент страны только в этом году. В апреле в Турции прошел референдум об изменении конституции. По сути, 51,41% жителей страны высказались за то, чтобы превратить Турцию из парламентской в президентскую республику, а сам Эрдоган получит широкие полномочия и возможность находиться у власти вплоть до 2029 года.

Голосование стало поворотным не только для политической системы Турции, но и для внешней политики страны. Европейские страны выразили опасения по поводу того, что Анкара отступает от демократических ценностей, однако Эрдогана это, видимо, уже не особенно заботит. Отношения Анкары с Евросоюзом, например, не ладятся уже очень давно, а в самой Турции, кажется, уже никто всерьез не воспринимает идею вступления в европейский блок стран. Да и в Брюсселе все чаще и чаще говорят, что Турции — по крайней мере, в том виде, в котором она существует на данный момент — нет места в европейской семье.

Турция, вместе с тем, понимая, что ей необходим сильный союзник, чтобы справляться с внешними и внутренними вызовами, все более сближается с Москвой, что России выгодно для защиты своих собственных интересов и поддержания стабильности в этом регионе. Вероятно, не стоит ожидать, что этот устанавливающийся баланс сил в предстоящем году как-то изменится.

© «A NEWS» Все права защищены.

При любом использовании материалов A NEWS ссылка (для сайтов - гиперссылка) обязательна.

Используя настоящий сайт, вы обязуетесь выполнять условия данного соглашения

логотип